дома » Юмор » «АРИСТОКРАТ»

«АРИСТОКРАТ»

«АРИСТОКРАТ» — ЮМОР

Рефераты. Редкие книги.

ФАБЕРЛИК КАТАЛОГ 02 2017

ФАБЕРЛИК КАТАЛОГ 02 2017

Иван Трофимович отгладил свой черный костюм, надел белую
пакистанскую рубашку, прикрепил наимоднейший галстук и почистил
до блеска свои чехословацкие туфли «Цебо».
Может, Иван Трофимович спешил в загс? Нет, Иван Трофимович,
как говорится, «не первый год замужем».
Тогда, возможно, у Ивана Трофимовича лежали билеты в театр?
Нет. Ничего подобного, Иван Трофимович считал театр пережитком.
Он отдавал предпочтение ипподрому, а туда при параде не ходят.
Может быть, Ивана Трофимовича избрали председателем жюри на
республиканском смотре кружков художественной самодеятельности?
Нет, не угадали. Иван Трофимович не имел ничего общего с самодеятельностью.
Иван Трофимович собирался в командировку. Он заказал из дому
такси, хотя проживал у самой станции метро, и помчался к центральным
кассам железнодорожного вокзала.
На счетчик Иван Трофимович никогда не обращал внимания. Не
дай бог, если шофер перехватит его любопытствующий взгляд, что он
о нем подумает? К тому же Иван Трофимович давно знал, что от его
дома до вокзала счетчик набивает сорок семь копеек…
— Пожалуйста,— сказал Иван Трофимович и бросил на сиденье
трояк.— Сдачи не надо. Это вам на чай.
— Спасибо.
— Будьте здоровы.
Иван Трофимович подошел к кассе.
— Что у нас осталось на Донецк? — спросил Иван Трофимович
и почему-то поправил галстук.
Кассирша глянула на Ивана Трофимовича и произнесла:
— Есть эсвэ, купейные, плацкартные…
У Ивана Трофимовича на плацкартный язык не повернулся…
— Прошу эсвэ.
«Ну и тяпа! Ну и характер! Ну, кому это нужно? Ведь бухгалтерия
не оплатит. Где ты воспитывался? Откуда у тебя такие замашки? Кого
ты из себя корчишь?» — стыдил сам себя Иван Трофимович.
Он поставил под столик чемодан и положил на видное место
пухлую папку, зеленую, под крокодиловую кожу. Без нее, как и без
черных очков, Иван Трофимович не ездил ни в одну командировку…
«Так, теперь, голуба, поужинай жареной курочкой, которую
приготовила жена, попей чайку и ложись спать…»
— Приглашаем в ресторан,— в купе просунулась голова официантки.
Голова симпатично улыбалась.

— Всенепременно,— откликнулся Иван Трофимович и поднялся
с места.
«Тебя лишь могила исправит. Зачем тебе ресторан? В чемодане
курица пропадает. Когда ты поумнеешь?» — казнил себя Иван
Трофимович, шагая в вагон-ресторан.
—…Я к вашим услугам! — это уже официант.— Вам что-нибудь из
горячего?.. Из холодных закусок… Есть сардины… Свежие, только что
баночку откупорили. Икорка черная, зернистая имеется. Помидорчики…
Порезать или целенькими?
— Прелестно. Порцию икры, помидорчики натюрель — парочку,
сардинки. А что на второе?
— Есть курочка…
— Своей смертью умерла? — сострил Иван Трофимович.
— Шутите? Свежая. Только что из холодильника. А что пить
будете? Чай? Кофе?
— Кофе. С пирожным.
— Пирожных нет. Есть шоколадные наборы.
— А какие именно?
— «Вечерний звон», «Вишня в шоколаде», «Московский».
— О, какой выбор!.. Прошу «Московский».
— Одиннадцать сорок.
— Не имеет значения.
Поужинав, Иван Трофимович положил на скатерть две десятки
и величественным жестом дал понять официанту, что сдачи не
требуется.
«Ну и болван! У кого из твоих предков текущий счет в швейцарском
банке?» — подтрунивал сам над собой Иван Трофимович, идя
обратно в купе с коробкой шоколада под мышкой.
…На следующие сутки, вечером Иван Трофимович сошел в Донецке.
Подбежал к ближайшей урне и выбросил курицу, ту самую, что
поджарила жена. В тепле она протухла…
В гостинице свободных мест не было.
Иван Трофимович завернул шоколад в газету и ловко подсунул
администраторше.
— Остался только люкс… Двенадцать рублей за сутки… Полгода
назад один министр там жил ,— зашептала администраторша.
— Вы считаете, что только министры могут жить в таких номерах?
— Я не хотела вас обидеть… Вы меня не так поняли. Если вы
желаете, пожалуйста. Может, возьмете на двоих. Там две комнаты:
постель и диван… Ну как хотите… Я думала, так будет дешевше…
«Где твоя скромность? Ты что, не мог взять на двоих? Обошелся бы
номер в шесть рублей, и еще кто-нибудь из командированных не
маялся бы ночь на вокзале…»
Спустя два дня Иван Трофимович возвращался домой… Деньги
были на исходе.

«Ты же из зарплаты с полсотни прихватил. А что осталось? Едва
хватит на плацкартный. Хватит. Как раз. Даже лишний рубль пять
копеек… А постель?.. А что-нибудь поесть? Добрых два дня езды…
Бери бесплацкартный. Как-нибудь перемаешься. На третью полку
взберешься. В таком костюме? С папкой? Люди засмеют… Лучше уж
поголодаю…»
Иван Трофимович взял билет. Купейный. «Не бери постель. Ты
и так сегодня почти ничего не ел… А спать? В купейном и без постели?
Ну знаешь…»
В купе сидел уже пассажир с брюшком. Неторопливо выложил на
столик то, что так заботливо упаковала супруга…
Иван Трофимович бросил взгляд на хорошо поджаренную
индюшку. Она чем-то напоминала его выброшенную курицу. Неужели
та и в самом деле протухла? Сосед извлек бутерброды: с маслом
и паюсной икрой, выложил два кусочка балычка и с десяток румяных
помидоров.
Иван Трофимович проглотил слюну.
— Может, поужинаете со мной? — пригласил Ивана Трофимовича
незнакомец.
«А правила этикета? Что этот тип подумает обо мне: надел черный
костюм, белую рубашку, модный галстук, а элементарного приличия
ни на грош… Откажусь… Второй раз пригласит, тогда…»
— Спасибо,— еле выдавил Иван Трофимович.— Сейчас на еду
и смотреть не могу…
«Что ты плетешь? Куда тебя понесло? Но уже поздно. Продолжай,
балда, раз так начал…»
— Вы знаете, зашли вчера с товарищами из главка в ресторан…
Как засели… Ну, вы знаете, как это бывает… Едва метрдотель нас
выставил… Попросил то есть… А потом после ресторана пошли ко мне
в номер люкс. И там еще…
«Ой, и трепло я… Кого это интересует?.. Гляди, человек уже пол-
индюшки умял».
— …Так сейчас, поверьте, мне на еду смотреть противно. Особенно,
извините, на вашу индюшку…
— Тогда, может, бутербродик с икрой?
«Бери, обалдуй, бери… Вторично предлагает. В третий раз может
и не предложить». Но у Ивана Трофимовича вырвалось:
— Вот тут,— он показал на горло,— стоит у меня в горле эта икра.
— Тогда, может, балычка?
— Спасибо, очень тронут. Весьма. Но, понимаете, все в жизни
приедается. Даже роскошь, даже балык. Иногда, знаете, тянет на
простую пищу. Нет ли у вас кусочка черного хлебца с сольцой?
— Черный хлеб имеется,— ответил попутчик.— Женины причуды…
А вот где соль? Ну, ясно, соль забыла… Сколько мы с ней из-за
этого ругались. Не один пуд соли съели…

Иван Трофимович вышел в тамбур. Под ложечкой сосало…
— Пирожков не желаете?
Иван Трофимович оглянулся. Пассажиры его не видели.
— Почем они у вас?
— По четыре копейки.
Иван Трофимович вынул из кармана свои последние пять копеек,
взял пирожок и по привычке произнес:
— Сдачи не надо!
В свое купе вернулся часа через три.
Утром попутчик с брюшком забеспокоился:
— Вы что-то ужасно побледнели. У вас, случайно, не украли
деньги?
— Как будто нет,— Иван Трофимович полез в боковой нагрудный
карман.— Деньги на месте…
— Простите, а вы что-нибудь за эти сутки ели?
— Ну как же! Но, извините, что ни съем, вырывает… Думал было
лечиться голодом. Слыхали о таком? Новый способ медики придумали.
Говорят, очень эффективный… Это все равно что во сне изучать
иностранные языки…
«Ой, и баран, ой, и оболтус! Кому все это нужно? Когда-нибудь это
будет стоить тебе жизни*.
…Иван Трофимович шел по перрону. «Скорее бы попасть домой!
Где найти хотя бы пятак на метро? Кто теперь теряет?.. Когда не
нужно, гривенники валяются…*
Иван Трофимович вышел на привокзальную площадь и огляделся.
И — о счастье, о удача!— заметил в толпе своего сослуживца,
Вениамина Петровича — тот с чемоданчиком торопился на вокзал.
— Вениамин Петрович, добрый день! Слушай, ты читал сегодняшнюю
газету? Нет… Говорят, ужасно смешной фельетон
напечатали. В ларьках ни одной газеты… Только в автоматах… У тебя
не найдется пятака?
— Вот тебе три рубля. Вернусь — отдашь. Чао!..
Иван Трофимович сел в такси…
— Сдачи не надо! Это вам на чай!..
— Спасибо!
— На здоровье!
— …Женушка, у тебя есть что-то поесть? Голоден, как сто волков.
— Кроме вчерашней картошки, нет ничего. Ты ведь денег не
оставил. Если у тебя есть какие деньги, я сбегаю в гастроном.
— Подогрей картошку и много не разговаривай.— Иван Трофимович
схватился за живот.

37

Юмор

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*

Свежие записи

Статистика



Яндекс.Метрика